Мне 40 лет, но в душе я 11-летний

Согласно формальным критериям человек считается взрослым, когда он переступает порог тридцатилетия. По словам исследователей развития человека – это начало этапа ранней взрослости. В промежутке между 40 и 50 годами человек достигает средней взрослости или зрелости и в 60-65 лет переходит в период поздней взрослости. Это весьма условное деление, однако, с опорой на него создаются общие правила функционирования общества, такие как: с какого возраста дается право голосования, когда начинается пенсионный возраст, каков возрастной ценз для кандидатов в президенты и т.п. Формально голосовать, заключать брак или основывать собственный бизнес может любой человек достигший 18-летнего возраста. Индивид этого возраста уже должен быть сознательным, способным решать проблемы и отвечать за свои действия. А как все обстоит на самом деле? Почему порой и четвертый десяток разменявший гражданин все еще не способен сам себя содержать или принимать ответственность за свои решения?

Андре Мальро однажды спросил приходского священника, в течение пятидесяти лет принимавшего исповедь, что же тот узнал о человеческом роде. И получил ответ. «Во-первых, что люди куда более несчастны, чем кажется… и еще одну фундаментальную вещь — что взрослых людей на свете не существует».

Почему, по словам священника , за 50 лет службы ему так и не удалось встретить ни одного взрослого?

Возраст человека без формальных чисел прожитых календарных лет может быть определен четырьмя параметрами: календарным, биологическим, социальным и психологическим возрастом. Чаще всего – а возможно и всегда – эти числа не совпадают. А когда они не совпадают очень сильно, то это становится видно невооруженным глазом. Тогда, не думая долго, мы можем сказать, что этот человек «зрелый не по годам», а тот «незрелый», «переросший ребенок», «вечный подросток». Такие и подобные характеристики мы сыпем друг другу, редко задумываясь, а что же такое вообще эта зрелость, и почему человеку зрелого возраста так и не удалось вырасти? Для большей ясности уточню, что далее термины «взрослый» и «зрелый» будем использовать как синонимы.

Качества зрелого человека
Существует множество теорий и мнений, какие качества или какое поведение говорят о зрелости человека. Обычно зрелый человек характеризуется как материально и социально автономный, способный самостоятельно принимать решения, стабильный, надежный, здравомыслящий, честный и способный сочувствовать. Психологи склонны думать, что зрелый индивид это тот, кто решил задачи, предъявляемые взрослому человеку. Какие они? В этом месте мнения авторов психологических теорий расходятся. Эрик Эриксон утверждает, что взрослый человек должен ясно знать «Кто я есть?» и в отношениях с другими должен быть способен найти равновесие между близостью (слиянием) и автономностью. Roder Gould полагает, что взрослый человек должен быть способен принять ответственность за свою жизнь, должен развить компетенцию и признавать свои границы. А по William Perry, индивид взрослеет, когда переходит от дуалистического мышления к реалистическому, то есть, когда уже способен видеть в мире не только белое и черное. Другие авторы упоминают и другие задачи, но, обобщив их все, получаем портрет зрелой личности, который исчерпывающе и наглядно описывает Абрахам Маслоу. Зрелого человека он назвал «самоактуализирующейся личностью» и перечислил свойственные ему черты.

По А.Маслоу, самоактуализирующийся человек имеет более адекватное восприятие действительности; способен принять и признать себя, других и природу; он спонтанен, естественен и прост; интересуется внешним миром и его проблемами; ценит одиночество; он автономен, независим от культуры и окружения; волевой и активный; способный по-новому взглянуть на ситуацию и переступить через собственные шаблоны мышления; ему свойственно чувство общности с другими; он способен создавать более значимые межличностные отношения; отличает добро от зла; способен унизиться, уважать любого другого, учиться у других; имеет чувство юмора; креативен. Такими личностями, по мнению Маслоу, были Абрахам Линкольн, Альберт Эйнштейн, Анна Элеонора Рузвельт, Бенедикт де Спиноза и еще трое… Все они – зрелые, актуализировавшие себя личности. В отличие от упомянутого ранее священника, который не встретил ни одного взрослого человека, похоже, что Маслоу таких встретил, хотя бы только и семерых.

Почему большинство людей не являются зрелыми?
Попробую ответь на этот вопрос, опираясь на психотерапевтическую практику. Вообще, можно было бы утверждать, что люди приходят на психотерапию с одной единственной целью – желанием жить более зрело, аутентично, либо постоянно самоактуализируясь. Конечно, не все клиенты именно так формулируют цель своей терапии. Они просто хотят быть в безопасности и спокойствии, признанными, любимыми и любящими, быть достойными уважения и уважаемыми, иметь сформированные философские и моральные взгляды. Это значит, иметь все то, что имеет зрелая личность. И все же была бы неправда, если бы я говорила, что с таким запросом люди приходят к психотерапевту. На самом деле, желания клиентов звучат намного проще: «хочу сохранить отношения», «не хочу чувствовать постоянного напряжения», «я не уверен в себе», «не знаю, чего хочу», и подобные, очень конкретные вещи, которые мешают жить.

Трудности, приводящие людей на психотерапию, звучат как антонимы качеств зрелой личности названных выше. Сравним: чувство одиночества и чувство общности с другими; неспособность сохранять длительные отношения и способность создавать глубокие длительные отношения; враждебность к окружающим и способность уважать любого другого человека… Отсюда напрашивается вывод, что на психотерапию люди приходят, если не для того чтобы вырасти, то хотя бы подрасти. А так как это не произошло вовремя и естественно, то теперь для взросления необходима специальная помощь. Помощь в том, чтобы свести воедино те разные возраста личности: календарный с социальным, социальный с психологическим, психологический с календарным.

Почему это не происходит само собой? Большинство авторов теорий личности одинаково объясняют причины застревания в детстве, это – неудовлетворенные потребности: в безопасности, принадлежности, принятии, уважении, понимании, любви. Я назвала те потребности, которые не удовлетворяются чаще всего и неудовлетворение которых вызывает наиболее выраженные застревания во взрослении личности. Можно было бы предположить, что человек успешно и плавно развивался если бы был в безопасности, его любили и принимали; если бы близкие верили, уважали и ценили его, если бы в процессе взросления он не испытывал никакого насилия, травм, смерти близких, развода родителей, унижения и издевательств, если бы ему была бы предоставлена полная свобода и обозначены безопасные границы этой свободы; если бы его родители уважали и любили друг друга, а учителя и ровесники были бы понимающими и объективными. Но ведь так не бывает! Не один из нас не растет в совершенной теплице совершенной семьи. Поэтому понятно, что все причины своей незрелости и своих теперешних проблем мы ищем в детстве, в неправильном поведении родителей или в отрицательном влиянии окружения. Так, ребенок, переживший в детстве потерю одного из родителей, будет чувствовать себя небезопасно в этом мире, будет неадекватно привязан к оставшемуся в живых близкому человеку и его психологическое взросление остановится примерно в том возрастном промежутке, когда была пережита потеря. А ребенок, живший с алкоголиком отцом или матерью, будет иметь не мало проблем из-за своей непомерно завышенной ответственности за жизни других людей, будет жить с невротическими чувствами вины и стыда.

Вечно «юные» дети алкоголиков
Более подробно хотелось бы поговорить о последствиях алкоголизма родителей на развитие личности ребенка. Подробно о взрослых детях алкоголиков и объединяющих их особенностях писала Дженет Войтиц (J.G. Woititz). Она обратила внимание на то, что дети алкоголиков не имеют возраста. Одно и тоже свойственно и пятилетнему ребенку, и пятидесятипятилетнему человеку. Автор утверждает, что, живя с родителями алкоголиками, такие дети не научаются тому, чему другие дети научаются естественно. В некоторых областях жизни они так и остаются незрелыми, так как растившие их родители не смогли дать ни безопасности, ни уважения, ни тепла. Дети, росшие в такой психологической нищете, вырастают неуверенными в себе, с низким уровнем самоуважения. В качестве примера приведу историю жизни одной женщины.

Монике 29 лет. Она живет с матерью алкоголичкой. Моника все еще одинока и все еще зависима от признания и одобрения других; у нее нет близких подруг, а если с кем-то и случается пообщаться, то она никогда не открывается; склонна врать, даже когда проще было бы говорить правду. Моника чувствует себя очень небезопасно, если происходят какие-либо незапланированные перемены: на неожиданное предложение начальника поработать над новым проектом она реагирует так, словно земля уходит из-под ног. Она слишком обязательна, безжалостно требовательна к себе, хотя ей невероятно трудно закончить начатые дела. И она все время встречает мужчин, которые (как позже выяснилось) зависимы от алкоголя. Большинство качеств Моники характерны для всех детей алкоголиков и совершенно не важно сколько им лет. Близкие и коллеги по работе часто смеются над ней: что она по-детски реагирует на замечания, что она врет или что все еще живет с мамой. Но если бы все, кто насмехается и злится из-за такой незрелости детей алкоголиков, спросили бы, что они пережили в детстве, то услышали бы трудно осознаваемые истории. Например, как девочка подросток ночью обходила притоны в поисках мамы и вела ее пьяную домой, или как две сестренки вынуждены были бежать из дома и прятаться от пьяного, разбушевавшегося отца. А где же еще сопровождающая детей алкоголиков моральная и/или материальная нищета, потребность скрыть болезнь своих родителей от окружающих, постоянное напряжение и ответственность за то, чтобы они не пили?..

А теперь давайте посчитаем, сколько незрелых индивидов растет в Литве, если статистические данные показывают, что на конец 2012 года по подсчетам медицинских учреждений всего было 3,6 тысяч лиц болевших алкогольным психозом, и 51,7 тысяч –хроническим алкоголизмом. Кстати, сравнивая с предыдущими годами, эти показатели меняются в сторону увеличения, и еще следует обратить внимание на то, что не все болеющие алкоголизмом зарегистрированы в медицинских учреждениях.

Другой пример: Йонасу скоро 40, а за плечами лишь множество коротких любовных приключений и один неудавшийся брак. Если оценивать внешне то, его поведение и способ проведения свободного времени больше подходят подростку: ночные клубы, гонки без правил, постоянное хвастовство своими достижениями и заработанными деньгами, рассказы об удачно «подцепленных» женщинах. Если потребуется отгадать психологический возраст такого мужчины только лишь по содержанию речи, можно было бы подумать, что говорит 13-летний подросток. Отец Йонаса погиб в автоаварии, когда ему было 8 лет. С тех пор он рос с мамой, которая после смерти отца заболела депрессией. Да, если взглянуть с психологической точки зрения, то, будучи ребенком, Йонас лишился обоих родителей и как смог, так себя и вырастил. И если мы взглянем, что же скрывается за этим содержанием подростковых рассказов, то обнаружим бесконечное чувство небезопасности и страх быть обиженным и отверженным. Тогда возникает вопрос, сколько же все-таки лет этому 40-летнему мужчине? Семь? Восемь?

Тяжелые переживания создают непреодолимые преграды
Чаще всего, когда невооруженным глазом замечаешь поведение, мировоззрение или темы разговоров не совпадающие с возрастом человека, за этим скрываются сложные детские переживания: развод родителей, смерть одного из родителей, алкоголизм родителей, испытанное насилие, заброшенность или грубое отталкивание родителями, говорящими ему «ты не мой ребенок» (пойми, я не хочу и не собираюсь о тебе заботиться). Такой человек, пришедший на терапию на вопрос, как он ощущает свой возраст, говорит «чувствую себя 3-летним ребенком». Вытесненные в самый дальний уголок сознания тяжелые переживания, – не прожитые, не прочувствованные, не принятые – словно создают непреодолимый потолок, у которого и останавливается взросление человека. Поняв это, не нужно удивляться и злиться, что мужчина, психологический возраст которого 5-6 лет не хочет брать ни какой ответственности за своих детей или избегает каких-либо обязательств.

Найдя причину «застревания» в детстве нетрудно объяснить, почему человек чувствует себя одиноким, почему не может найти работу, почему не может управлять своей злостью. Все эти трудности для него просто-напросто оказываются непреодолимыми. Ребенок, растущий в семье, в которой папа любит маму, а мама любит папу, будет создавать совершенно иные отношения с другими, нежели ребенок видевший и усвоивший что муж должен бить жену, что можно издеваться и насмехаться друг над другом или что отношения нужно выяснять криком и оскорблениями, а напряжение снимать алкоголем.

Нередко женщина, испытавшая в детстве сексуальное насилие, так и остается девочкой боящейся мужчин, всегда готовой удовлетворить любые требования других людей (а особенно мужчин), и испытывающая постоянную вину, если этого не делает. «Я плохая», «я не на что не годная», «я не достойна, чтобы меня любили», – так говорят женщины, испытавшие в детстве насилие, или точнее, в них говорит та девочка, которой когда-то так грубо помешали взрослеть.

Еще одно типичное убеждение не повзрослевшего взрослого – «я сам о себе позабочусь, мне не нужна помощь других». Если вернемся к началу статьи, то найдем, что зрелая личность не боится унизиться, попросить совета, помощи, не боится показаться слабой. А люди убежденные, что только сами могут себе помочь, как раз и оказываются неспособными сделать это. Им страшно унизиться и попросить помощи, страшно показаться слабыми, уязвимыми, страшно почувствовать себя мало знающими и неспособными. На мой вопрос, что в этом страшного, клиенты чаще всего отвечают, страшно, потому что тогда люди тебя высмеют, оттолкнут, воспользуются моментом слабости и причинят боль. Чаще всего за этими страхами скрывается то, что уже было испытано, что все еще живо и в чем человек живет до сих пор. А следствия таких страхов окружающие склонны оценивать как неискренность, замкнутость, недоверие к другим, своекорыстие.

Чаще всего человек, имеющий болезненный опыт, исходя из этого опыта, создает свою логику выживания, менять которую бывает очень трудно и страшно. Отказаться от убеждений или закрепившихся моделей поведения, которые когда-то помогли приспособиться и выжить, действительно не просто, но, вцепившись в них мертвой хваткой, люди вцепляются и в свою незрелость. Когда 5-7-летний ребенок приходит к выводу, что мир небезопасен и нельзя никому верить, это можно было бы еще понять: маленький, зависимый от взрослых, не разбирающийся что хорошо, а что плохо… Но когда с такой логикой живет 30-ти или 50-ти летний? Не удивительно, что близкие чувствуют растерянность, не знают как реагировать, даже возмущаются. Как такому человеку вырасти?

Как вырасти?
Мы уже знаем один способ (и этот наименее страшный) как стать более зрелыми, – надо выяснить причины своей небезопасности, страхов и инфантильности, и найти виновных. Обычно это бывают родители или растившие нас люди. Найдя виновных очень важно им простить. А, простив, исключительно важно начать что-то делать самому.

На этом этапе мы сталкиваемся с трудно преодолимыми препятствиями. Наша незрелость очень активно поддерживается господствующей в наше время культурой потребления. Активно навязываются идеи приобретать и/или употреблять что-то, что позволит почувствовать себя более ценным, могущественным, красивым. Словно так мы сможем нейтрализовать детские страхи и стать настоящими взрослыми. Например, застраховав свою жизнь, сможем почувствовать себя безопасней; купив новую машину, сможем почувствовать себя более ценными; вымыв голову первоклассным шампунем, станем более привлекательными. А если наши зубы будут белее, возможно люди больше захотят общаться с нами. Так, совсем несложно и только с «правильной» зубной пастой защитимся от страха быть отвергнутыми. Как видим, услужливая система «купи-продай» прекрасно ориентируется в наших (даже и невысказанных вслух) потребностях и сразу предлагает несложно приобретаемое решение. А это, согласимся, весьма привлекательные предложения. Нужны только деньги и купишь вещь, услугу или путешествие, которые помогут тебе почувствовать себя абсолютно по-новому. Неудивительно, что сегодня так много людей хотят просто больше зарабатывать.

Те, кто не верят, что могут купить безопасность, спокойствие, уважение или любовь вынуждены постоянно выбирать между быть или иметь. Быть взрослым или иметь атрибуты присущие взрослому? Быть уважаемым или иметь то, что вызывает уважение? Быть родителем или просто иметь детей? Быть мужчиной или просто иметь женщин? Быть женщиной или просто иметь мужчину? Быть счастливым или счастливым выглядеть?

Каждый выбор «быть» может приблизить нашу психологическую зрелость к календарному возрасту. Но, выбрав «быть» мы должны принять и все связанные с этим трудности. Мы должны будем принять ответственность за свою жизнь, а для этого в первую очередь надо будет познакомиться со своими слабостями и недостатками. Мы должны будем унизиться и попросить прощение у всех, кого мы обвиняем в своих трудностях и неудачах. Что-то в своей жизни мы должны будем совершить просто усилием воли, например, преодолеть различные зависимости. Также придется признать, что любой другой человек достоин уважения, даже этот никудышник, который называется вашим отцом. Еще необходимо будет учиться, что бы быть способными различать, что есть хорошо, а что плохо. Надо будет вспомнить, что мы живем в сообществе с другими и начать интересоваться, что происходит за пределами собственного двора, сделать что-то на благо общества. И только так мы станем взрослыми.

Игривость ≠ детскости
Наверное, каждый глубоко в сердце знает, что нужно делать, чтобы стать взрослым не только по количеству прожитых лет. Осознаем, что возможно и неплохо было бы стать еще одним Энштейном или Спинозой, но этот путь так непривлекательно звучит, столько требует воли, смелости и сил, что мы едва вступив на путь самоактуализации, охотней выбираем остаться только почти взрослыми. Для этого у нас заготовлен еще один очень хитрый аргумент из хитрой психологии – человеку очень важно не потерять свою детскость! Я согласна, что очень важно не потерять способности спрашивать, удивляться, видеть каждый раз одно и тоже по-новому; также важно быть творческим и спонтанным, уметь радоваться и проживать каждое мгновение. Все эти способности, словно и присущи ребенку, детству, но не нужно заблуждаться и путать спонтанность и творческость ребенка со свободным, аутентичным и компетентным бытием психологически зрелого человека. Ребенок такой из своего незнания, а зрелый человек – из своего Знания. Например, умение быть спонтанным. Быть спонтанным не зная, что над тобой могут посмеяться и быть спонтанным, зная, что тебя могут не понять и отвергнуть, но все равно позволить себе быть спонтанным. Наверное, согласитесь, что это совершенно разные уровни проявления той же самой «детскости».

Как и состояние счастья… Ребенок счастлив просто из своего незнания, так как не знает, что может быть несчастлив; выросший, но все еще ребенок не знает, что может быть счастливым, а зрелый человек знает, что может быть счастливым и знает, как таким быть.

Статья напечатана в журнале «Psichologija Tau»

Перевод с лит. Ольга Потапова

Получите мои статьи на электронную почту!

Ошибка, попробуйте еще раз

Успешно подписались на рассылку, спасибо!

Gyvosios psichologijos studija

Seminarai, grupės, konsultacijos. Vilnius, Liepyno 2-65.

Studijos pasiūlymai