(6) ПОХОРОНЫ

Как он так мог? Посмотрю на его детишек, грустно становится. Отца лишились.

Сжавшись от неловкости, сижу около гроба. В голове не вмещается, как он мог утонуть. Как он посмел утонуть, оставив двоих детей и жену. Сестра его, видела я, где-то в углу всхлипывает. Мать качает понуренной головой. Сильный, здоровенный мужчина, а утонул в тихом спокойном озере. Как он так мог? Посмотрю на его детишек, грустно становится. Отца лишились. Еще видно не совсем понимают, что случилось, пугливо озираются, позволяют себя обнять. Думаю, каково же им теперь будет. Мать зарабатывает немного. Как они проживут? Думаю, надо будет почаще к себе в гости звать, каких-нибудь там блинов испечь, угостить. И как он посмел умереть? Мои горячие, полные возмущения дискуссии с покойным меня так затягивают, что даже чуть вздрагиваю, когда раздается пронзительный звук телефона. Звонок такой резкий, старинный, проводного аппарата, поставленного у самой комнаты с телом покойного. Трубку поднимает вдова: « Хорошо, что ты позвонил, селедки еще не хватает! – видимо, на другом конце провода ее слышат не очень, потому что она повышает голос и орет вовсю: – Говорю тебе! Привези два ящика селедки! Селёёёдкиии!»

В комнате с покойным нас было немало, прямо как те очень нужные селедки тихо сидели мы в тесноте и старались почтить память умершего, как положено. Но этот транспортный разговор по телефону… Мое страстное чтение морали умершему сразу закончилось. Забыла даже, ради чего я здесь сижу. Почувствовала бесконечное желание подняться и бежать на поиски той селедки, вряд ли тот, на другом конце провода, точно осознал, как сложна ситуация и как эта селедка сейчас необходима. А если он припоздает, или что-то не так понял? Покойник же никуда не денется, полежит здесь спокойно, подождет, а селедка нужна прямо сейчас! Живых надо покормить.

Глупо почувствовала я себя из-за прежних своих сокрушений. Все будет хорошо с этой вдовой и с ее детьми. Выкрутятся… Почтение к усопшему выражать ведь можно по-разному? Наверное…

ВОПРОС: Ведь неправильно та вдова вела себя?

ОТВЕТ: Глупый не любит знания, а только бы выказать свой ум. Притч. 18, 2.

Безгранично, Господи, твое упорство, меня глупой называть! Если б ты не был столь настойчивым, увидел бы, что в этот раз я была права. Я точно знаю, как нужно себя вести возле покойного, чтобы почтить его память. Знаю, что соответствует, а что нет такой ситуации. И не я здесь глупая, а та, которая о селедке орет прямо умершему мужу в ухо. Молитву бы ему прочитала!

История: «Пришли некоторые старцы к авве Пимену и сказали ему: если мы увидим брата дремлющим в церкви, то велишь ли возбудить его, чтоб он не дремал на бдении. Он сказал им: что касается до меня, то я, если увижу брата моего дремлющим, – положу голову его на колени мои и успокою его» («Отечник», составленный святителем Игнатием Брянчаниновым).

Пимен был велик в любви… А я тогда что? Люблю умерших больше, чем живых? Или люблю правила больше, чем людей? Грустно мне от этой истории. Никогда сама бы не додумалась, что «не надо будить»… Если по-честному, то не интересовал меня ни тот покойный, ни его вдова. Даже если бы я знала, что надо не осуждать, а «голову брата себе на колени положить», даже и не представляю себе, как такое проявление любви нужно было бы реализовать в той ситуации.

Gyvosios psichologijos studija

Seminarai, grupės, konsultacijos. Vilnius, Liepyno 2-65.

Studijos pasiūlymai