(1) БОЛОТНЫЙ БАЛАХОН

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Мф. 5,3

Тащусь по мостовой старого города, закутавшись в балахон болотного цвета. С трудом, камень за камнем, одолеваю намеченный маршрут. Из точки А в точку Б. Потом в соответствии с графиком, из точки Б перемещусь в В. По сегодняшнему графику я должна посетить четыре места в городе, встретится с шестью людьми, изобразить какие-то важные дела, что-то им сказать, отдать, передать, услышать… И на всякий случай улыбаться. Улыбаться получается хуже всего. Еще выдавить из себя слово-другое, чтобы было понятно и в тему, – раз от разу получается. Иногда даже удается выжать из себя заинтересованность переливающимися из пустого в порожнее разговорами, но улыбаться… Когда чувствуешь себя по горло погрязшей в болоте, – улыбаться трудновато. Каждая улыбка внутри отражается как клоунская гримаса, высасывает изнутри последние соки, оставляя только серую тошноту. Кажется, что скальпелем все скоблю и скоблю со стен своего высохшего колодца последние водные капли и все пытаюсь выдать их кому-нибудь за стакан чистой воды. Больно. Стыдно. Чувствую бесконечную жажду. Может, поэтому и слоняюсь, закутавшись в болотный балахон? Иллюзия холода и влажности помогает не задохнуться.

«День пуст как скошенный луг, на котором, голову склонив, стоит грусть», – писал один из современных поэтов. Моя освежающая накидка делает меня невидимой. Умею тихо проскользнуть по своему графику, не задев ничьего взгляда, не побеспокоив и не прикоснувшись. Захожу выпить чаю. Чайная пуста, только пара девчушек сидит у окна, перешёптываются. Потихоньку войдя, стою, осматриваюсь. Никто не обращает на меня внимания. Официантка, занятая кассовым аппаратом , даже головы не поднимает, девчушки поглядывают словно сквозь меня, как будто я всего лишь распахнувший дверь порыв ветра; таскающий коробки с мороженым водитель терпеливо обходит меня, как громоздящуюся не на своем месте мебель. Стою так, жду, тихо плáчу и закутываюсь все крепче в свой балахон болотного цвета. Только бы никто не увидел, что плáчу. Только бы кто-нибудь заметил, что я тут… Напоминаю себе, что пришла за чаем. Уговариваю, подбадриваю себя: «Ты тоже можешь купить себе чаю, хотя бы чаю, пирожное попросить скорее всего смелости не хватит, но чаю-то уж можно ведь. Даже тебе можно». Деньги у меня есть и на пирожное, но попросить точно не смогу, продавщица может рассердиться на то, что я слишком назойлива, слишком многого хочу. У меня нет ничего, чем бы я могла подкупить ее: ни улыбки, ни ласкового слова.

Стою, потупив взгляд – я заслуживаю лишь чая. Хотела бы с медом, но это уже чересчур получается. Слишком много слов надо было бы выговорить, слишком многого потребовать у этой молодой женщины. «Даже твое присутствие может причинять боль кому-то» – прочитала я где-то о себе. Не хочу причинять боль. Выбираю не быть. Насколько могу. Научилась молчать, не хотеть, не чувствовать, быть невидимой. Хуже всего, что очень больно. Если бы не было так больно, наверно, смогла бы совсем исчезнуть. Часто прошу, кого-то там высоко, забери к себе! Освободи! Не забирает… Все посылает труды, людей, обязанности. «Еще не пришло время», – говорит. Так и тащусь по жизненной мостовой, закутавшись в балахон болотного цвета. Каков смысл бытия, если:

И возвратится прах в землю,
чем он и был;
а дух возвратится к Богу,
Который дал его.
Суета сует, сказал Екклесиаст, всё – суета!
Еккл. 12, 7–8

Если бы я обратилась к психиатру, мне выписали бы лекарство от депрессии, если пошла бы к психотерапевту, он установил бы, что меня мучает ощущение бессмысленности жизни, с сильно выраженным чувством неполноценности, которое (скорее всего) обусловлено травмами детства. А если спросить Создателя, подарившего мне Жизнь и потребовавшего «приготовить ему путь»? Спросила…

ОТВЕТ: Иной выдает себя за богатого, а у него ничего нет; другой выдает себя за бедного, а у него богатства много. Притч. 13, 7.

Должна ли я понимать, что притворяюсь бедной? А сама возгордившаяся и алчная? Формы моей гордости вновь и вновь удивляют своей удивительной маскировкой. Какая же гордость может прятаться под маской незаметного, малоценного, несмелого, боящегося причинить боль кому-либо? Какая же алчность может таиться под нежеланием попросить еще и пирожное к чаю? Взгляните сюда, люди, это же просто воплощенное Божье благословение! Ведь написано же:

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Мф. 5,3

Почему же я не чувствую себя блаженной? Ведь я же веду себя и чувствую так, как нищие духом? «И где же мой ореол святости», – возмущается моя идеально замаскировавшаяся гордость. И почему же так больно? Господь же милостив…Терпеливо выжидает, пока мне надоест притворяться нищей. Однако я не спешу. Ибо….

Gyvosios psichologijos studija

Seminarai, grupės, konsultacijos. Vilnius, Liepyno 2-65.

Studijos pasiūlymai